Первый заброс апреля

26 марта 2011 -

 

Конец апреля. Стоит солнечная, теплая погода. На кустах развертываются листочки; сегодня они с ноготок, изумительно ярки, девственно нежны и прозрачно-блестящи, словно изумрудные хрусталики. Они упруги и противостоят каждому дуновению ветра. Издаваемый ими аромат легко вдыхается и бодрит.

Нет, больше в городе сидеть невозможно! Скорее в лес, к реке, на Радчину, под Рамонь! Вот и долгожданный, хлопотливый день отъезда. Я чуть свет на ногах. Надо ведь столько подготовить к рыбной ловле: подкормку, продовольствие, снасти... Видя, что с меня ручьями льется пот, обычно ворчливая, жена смягчается и даже начинает помогать мне, — берет мешочки с пшеницей, жмыхом, горохом и несет во двор к грузовику. На дворе ее останавливают соседи:

— Что, ай на дачу выезжаете? Рановато вроде бы.
— Какой там на дачу... — рыболова провожаю.
— Так неужто все это для рыбалки? — спрашивают удивленные соседи, показывая на собранные мною вещи.
— Так ведь у него всегда так: на реку килограммами, а с реки граммами,— ворчит жена.

Я не обращаю внимания на насмешку. Не таков день и момент, чтобы оправдываться. Дело ведь не в том, сколько поймаешь рыбы, а в том, с какой несравненной увлеченностью ее ловишь. К тому же я знаю, что насмешка жены незлобива. Ей придется несколько дней быть одной и думать — как я там? Привезу ли я рыбы? Она все равно встретит меня ласково: «Устал, поди, с дороги, умывайся да садись, закуси... Я кое-что приготовила».

...Погрузка закончена. Мы трогаемся. Кто-то искренне и доброжелательно напутствует:
— Хороших уловов вам! Кто-то посмеивается:
— Ни хвоста, ни чешуи...

Машина выходит за город — на Задонское шоссе. В кабину врывается свежий, полевой ветер, бьет по лицу упругими струями. Вокруг расстилаются неоглядные поля: то бархатно-черные, то серовато-желтые, то нежно-зеленые. Если пристально и долго вглядываться, то можно заметить, что поля дышат: от разомлевшей на солнце земли поднимается испарина. Машина бежит по асфальтовой лепте шоссе плавно, без единого толчка, легко набирая скорость. Ехать по такой дороге--одно удовольствие.

Кратчайшая дорога к месту рыбной ловли через луг. Дальше лес — древний, высокоствольный, прибрежный. Осины, вязы, липы, дубы... Есть очень мощные, они пережили нашествие татар. Ведь в 1380 году на реке Воронеже стояли орды Мамая, «кочуя во мнозе сил». Что татары были здесь, свидетельствует и наименование плеса — Радчина, которое произошло от татарского слова — радч, что значит — глубина. А плес и в самом деле очень глубок. Некоторые места достигают 10—15 метров. Воздух прозрачно чист, по-весеннему свеж и несказанно ароматен. С непривычки кружится голова. Тихо, безветрено. Широкий плес, омывающий берег рыбачьего поселка, многоводен, светел и чист — он игриво поблескивает бегущими, хрустальными воронками, возникающими от переплетения струек. Бывалые рыболовы называют такие места на плесе, где переплетаются струйки, стрелками, утверждая, что на них-то и следует рыбачить. В таких местах скапливается рыба...

Вот кто-то, сделав три громких шлепка, скрывается в каскаде жемчужных брызг...
— Это лещ,—заявляет опытный рыболов Михаил Николаевич.
А вот еще: мощно, гулко, одним духом, будто скручивается вода, образовав заметные, далеко расходящиеся круги. —- Сазан шествует...
Вдруг сильный всплеск, и веером рассыпаются по воде мелкие рыбешки.
— Это щука... — бросилась, но промахнулась.

При виде всего этого рыболов не может оставаться равнодушным, — сердце его учащенно стучит... ему кажется, что только что всплеснувшая рыба идет непременно на него и вот-вот приблизится к наживке. Рыболов торопливо, с дрожью, перезакидывает одну из удочек, наживка на которой почему-то представляется ему насаженной недостаточно искусно...

Вот, наконец, и я на приглянувшемся мне месте. Разматываю удочки и делаю первый заброс. Он всегда особенно тревожит, горячит... Но потом успокаиваешься и уже неотрывно находишься во власти воображения...

Проходит некоторое время, и леска вздрагивает. Затем еще и еще раз... Подсекаю — небольшая красноглазая плотвичка. Такая знакомая и вместе с тем такая невиданно новая, милая, желанная. Она бойко трепещет и извивается на крючке, блестя, как лезвие ножа... Закидываю снова. Через несколько минут подсекаю — и опять удача! Еще несколько разных рыб удается поймать, улов не богат, но на сердце удивительно легко и радостно...

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1190 просмотров
Комментарии (0)
Добавить комментарий