Родные рыболовные места Киевщины

 

Родные рыболовные места КиевщиныКатер во все свои пять лошадиных сил бойко гонит наш «Белый аист» вниз по реке. Позади дымная Теличка, поэтичные Осокорки, и владения киевских корабелов — остров Водников, а своего берега мы еще не видим. "Свой" — это желаемый: незаселенный, тихий, защищенный от ударов волны.


Проплывают знакомые берега, палаточные города, приютившиеся в низких лозняках, на кручах, песчаных отмелях, раскинувшиеся просто под открытыми ветрами и солнцем.

 

А берега буквально ощетинились снастями, благо сейчас товары для рыбалки тут можно купить какие хочешь. И чего тут только нет: закидушки на спиннингах, а то и просто из лозняка, ходовые поплавчанки и покаточные донки. Кормаки со звонками и без них торчат, точно диковинные усы, из многочисленных лодок, заякоренных у самого судового хода. Куда не забросит рыболова страсть!


Да, отдых на речном приволье у нас стал явлением, как говорится, массовым. Не пугают нас неудобства. В лучшем случае спать приходится на "позаимствованном" на лугу сене. Выпускаемая промышленностью дачная мебелишка —- раскладушки, стулья и столы (дюраль) здесь громоздки. Очень нужно что-то портативное,  удобное и,  конечно  недорогое.


Уставший организм ваш тянется к природным источникам, в которых он создавался и развивался — чистому воздуху, воде, спокойному ландшафту: голубому небу, зеленому дереву, траве. Вон сколько их, загоревших на солнце людей! Но где же наш берег?


Беседуем на песчаной отмели заливчика с такими же как мы, но им уже повезло найти себе местечко. Рыболов — в одних трусах: задубевшая черная кожа, веселые глаза — слушает нас, не сводя глаз с поплавочка, выглядывающего из воды. В руках ведерко — на дне десятка два проворных щипалок. Он вместо cлов  молча   поднимает  из  воды свой  металлический садок, он почти полон. Черно-зеленые полосатые "разбойники" длиною в добрых две четверти обдают нас брызгами.  -  А вы попробуйте в Демеевку… вот этим ручьем, если  проберетесь,— советует он. Рискнем!


И наша шестиметровка, шурша днищем по песчаному дну ручья, вошла в загадочный "Демеевский покал" (оказывается, так называется официально этот пролив). Он принял нас на свою глубокую и тихую воду, обдал приятной прохладой — тенью могучих осокорей, дубов и ясеней и развернул сказочную красу ландшафта.


Здесь свой микроклимат, созданный содружеством воды и леса. А лес — это останец тех дремучих приднепровских лесов, о которых повествуют исторические литературные источники. Вековые дубы, тополя, вербы своими исполинскими кронами надежно прикрыли реку от избытка солнца и суховеев. Оба берега протоки высоки, обрывисты. Местами глубина здесь достигала 12 метров.


Позже, разыскивая в справочниках ответ, находим, почему называется эта протока Демеевской: это имя бывшего владельца угодий. А что означает слово «покал» — нашли у Даля: "Покал — бокал, высокий кубок, стопа — высокая рюмка". Как ни старались мы, как ни фантазировали, а установить сходство протоки с рюмкой не удалось.


Выгружались мы и ставили свой полотняный дом что называется «по тревоге»: полнеба уже было обложено зловещей, черно-аспидной тучей, по ней ежеминутно змеились белые молнии. То и дело перекатывались громовые удары. А встречаться с грозой, особенно на берегу, все-таки лучше под крышей, хотя бы такой, как наша.


… Бушует гроза. Непрерывные ослепительные вспышки, раскатистый треск грома, шорох ливня не давали уснуть до самой зари. Потом, бродя в лесных чащах острова, мы видели обугленные стволы сваленных деревьев и все-таки решили: отсюда не уйдем!
 

 

Твитнуть <g:plusone></g:plusone>

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1572 просмотра
Комментарии (0)
Добавить комментарий